Денис Глушаков: У меня не скандальная репутация, ее такой сделали

Экс-капитан "Спартака" объясняет, почему во всех бедах клуба виноваты другие

05.09.2019 в 15:01, просмотров: 921
Денис Глушаков: У меня не скандальная репутация, ее такой сделали
Денис Глушаков

Бывший капитан "Спартака" дал огромное (60 с лишним тысяч букв - и это еще сокращенная, по словам журналистов, версия) интервью "Чемпионату". в котором изложил свою версию затяжного конфликта с тренерами, руководством и болельщиками "Спартака". Мы выбрали из этого материала самое интересное.

О причинах проблем в клубе

— У меня был агент Павел Андреев. У меня с ним не было постоянного соглашения, но существовали договоренности, которые с моей стороны при первых двух контрактах были выполнены. Например, когда переходил в «Спартак» из «Локо» и продлевал договор через год. После чемпионского сезона агентская стороны вновь изъявила желание поучаствовать в подписании контракта. Я ответил: «Хорошо, давайте, но я хочу определённые условия». В течение трёх месяцев они пытались договориться с клубом, но не смогли. Предлагали мне существенно меньшие суммы, говорили, что рынок упал, что мои цифры нереальные. Хотя ничего особенного в запросах не было. Мы в команде общаемся друг с другом и знаем примерно, у кого какие зарплаты. И ребята в то время подписывали контракты, сравнимые с тем, который хотел я. Кто-то получал даже больше.

Агенты мне довольно грубо сказали, что раз тебе цифра не нравится, то я могу отправляться на три буквы и договариваться сам. Я ответил: «Ок, хорошо». Но для меня в тот момент вообще было важнее понять, что происходит. «Спартак» вроде неплохо играл, у меня самого многое получалось – забивал, приносил очки команде. Так почему вдруг капитан команды оказался не заслуживающим такого же отношения, как другие футболисты, которые имели аналогичные или улучшенные контракты? И вот после матча с «Рубином», когда мы выиграли 1:0, а я отдал голевую передачу, в раздевалку зашёл Федун. Мы сидели и праздновали победу, а он при всех мне сказал: «Ты что вообще творишь, почему не подписываешь? Я ж тебе та-а-акие условия предлагаю!».

Я спросил: «Какие условия?». И мы вышли с ним поговорить. Федун был очень удивлён и назвал совсем другую цифру – не ту, которую мне назвали агенты. Я тут же ответил, что на таких условиях готов сразу же подписать контракт. Мы пожали друг другу руки, Леонид Арнольдович позвонил вице-президенту Измайлову, вызвал его и сказал: «К утру сделай контракт». Подписали — и после этого всё и началось.

фото: Евгений Семенов
Массимо Каррера и Денис Глушаков

С чего начался конфликт в Каррерой

— Не в Массимо дело. Его окружение и агенты опасались, что я могу проявить недовольство из-за происходящего около команды, тому же Федуну случайно в раздевалке намекнуть о том, что творится вокруг коллектива, какие сделки проворачиваются, как раскалывается сплочённый, чемпионский коллектив. Фактически, я становился у них на пути, поэтому им и нужно было избавиться от меня любым способом.

Агенты пытались убедить его, что Глушаков сдал матч (с "Уралом). Говорят, Массимо даже у штаба спрашивал: «Как вы думаете, это правда?». Думаю, что сам Массимо в это не верил, потому что играл в футбол. Правда, на него в это время уже огромное влияние оказывали Трабукки и Гурцкая, использовали его как пешку, поэтому Каррера в то время сам решения уже не принимал. Когда мы приходили с вопросом, он брал всегда паузу, звонил своим агентам — и только после отвечал.

О жалобах на Карреру на встрече с руководством

— Во-первых, встреча с руководством была не только у меня. На ней было несколько футболистов. Я их не буду называть, но инициатива шла как от россиян, так и от иностранцев. Во-вторых, речь была не о Каррере. Мы хотели, чтобы руководство разобралось, кто на самом деле нас тренирует – Массимо или Рианчо. На тренировках один требовал одно, другой – иное. Доходило до того, что я делаю диагональ, как Каррера просит, а Рианчо орет: «Ты чего, не понял, что я просил играть низом»? В какой-то игре Массимо устал от того, что Рианчо прыгает на бровке и вообще отправил Рауля на трибуну.

Мы сказали: "Определитесь, у нас ничего не получается, мы не знаем, что на поле делать». То состав один определяет, то другой, происходит чехарда. Уберите кого-то из них. Если тренер Массимо, то пусть решает он".

фото: Наталия Губернаторова
Денис Глушаков, Дмитрий Комбаров, Артем Ребров

О своей роли в кризисе "Спартака"

— Это позиционируется, что я много взял на себя. А я был в ответе за коллектив, есть определённая роль капитана. Ведь в конечном счёте за игру ругали бы не Карреру, а Глушакова, Комбарова, Реброва, Ещенко. Мы были ответственны за неудачи, нас было удобнее всего растоптать. Каррера в эти минуты оставался героем, а его друзья, вероятно, просто наслаждались финансовой стабильностью.

О конфликте с фанатами

Я не виню фанатов, на самом деле. Есть определённые люди, которые с ними поработали хорошо. Натравили ребят, наговорили чуши, накрутили, насливали всякой фигни, выдали им эти перечёркнутые восьмёрки, рисовали граффити против меня и публиковали их в дни судов. И всё это происходило с помощью агентов, которые подключились, чтобы меня добить. Они с адвокатами встречались и так далее.

Неприятно, конечно. И хотя понимал, что это всё театр, режиссура, что никто толком не знает, в чём виноват Глушаков — всё равно бурлил и кипел. Пытался совладать с эмоциями, но с «Рубином» уже не сдержался, дал неточный пас, услышал оскорбления болельщика и накричал на него в ответ.

Об истории с "лайком" в инстаграме

— Я клянусь, что не делал это специально. И тем более я не ставил лайк под стихом Назарова. На меня вышла женщина из благотворительного фонда и спросила: «Денис, можете ли выйти на поле в наших шапках?» Я сказал, что всё узнаю – и отвечу. Потом залез в инстаграм и в одном из фан-аккаунтов увидел Назарова как раз в такой шапке. Подумал ещё: «Какой он молодец» — и поставил лайк, не читая. Оказывается, внизу был текст стиха. До этого слышал стихи в его профиле, но никак не реагировал, это было бы глупостью.

О причинах ухудшения собственной игры

— Наверное, в начале сезона-2017/18 просто устал, эмоционально выгорел. Сначала было чемпионство, которое мы взяли все вместе. Потом — Кубок конфедераций, где тоже максимально выложились. Затем началась чехарда в тренерском штабе, проблемы с контрактом. Но уверен, что никто никогда не скажет, что я снизил к себе требования. Ни на базе, ни в команде, ни в сборной – всегда выкладывался, ходил в зал и старался делать даже больше того, что от меня требовали. Но то лето было плохим у всей команды – травмы, невезение. Осенью всё выравнялось, мы во многих матчах подряд победили – почему это никто не помнит? Также в новом сезоне мы почти во всех матчах со мной на старте победили, а серия поражений-то началась, когда меня перевели в дубль. Опять же, когда вернули – мы обыграли «Локо», «Крылья» и «Анжи». Весной я тоже был под большим прессом, но всё равно что-то забил, отдал. Выходил на поле с высокой температурой в гостях против «Ахмата», потому что надо было вырывать очки. Как мог — помогал. Но потом организм уже пал перед общим напряжением. Были плохие игры против «Ростова», «Рубина». Да, может, не выдержал где-то.

О Кононове

— Он сдержанный интеллигент. Я, допустим, эмоциональный, люблю где-то и матом поругаться на футбольном поле, завести ребят. Олег Георгиевич просил вести себя иначе, убрать весь шум. Мне кажется, что в России на футболистов надо только орать. Но желаю Кононову удачи. Он действительно хороший человек. Нормальный тренер, у него своё видение на игру, на тактику. Если честно, то под то, что он хочет, нужен чуть-чуть другой подбор футболистов. В «Спартаке» многие не выдерживают этого темпа. Вот почему мы первый тайм играли, а потом сдувались? Слишком энергозатратная тактика. Ну, это мне так кажется.

Президент "Ахмата" Магомед Даудов и Денис Глушаков

О выборе нового клуба

— Были переговоры с «Рубином» и диалоги с «Динамо». Но понятно, что в Москве тоже началось бы противостояние с болельщиками. Фанаты друг с другом общаются, и мне бы, скорее всего, не давали играть. Мог также улететь в Турцию на хороших условиях. Но за их чемпионатом у нас особо не следят, там можно было пропасть с радаров. А я ещё собираюсь доказать, что меня рано списывать со счетов. Так что когда позвонил Рашид Маматкулович (Рахимов), я сразу решил, что перейду в «Ахмат». Рахимов — сильный тренер и человек, который ещё и дал мне путь в большой футбол, поверил в меня в «Локо». Мы быстро получили добро от руководства «Ахмата» и сразу закрыли тему.

О планах на будущее

— А что, я старый? Мне – 32. На Ещенко посмотрите в 35 лет – он играет. Надо играть – и всё. У футбола свой язык, который расставит всех на свои места.

фото: Евгений Семенов
Денис Глушаков, Андрей Ещенко

О своей репутации

— А что с репутацией? Я не считаю её скандальной по сути. Её сделали такой. Знающие люди понимают, что всё произошедшее со мной – хитрые комбинации третьих лиц. Я всю жизнь играл в футбол, но, видимо, в один момент нарушил какую-то привычную цепочку, после чего шум как начался, так и не успокаивался.