Фалькао опять не приедет: в нашем футболе закончились нефтяные деньги

Коронавирус подкосил экономику мирового футбола, а российские клубы добили цены на нефть и курсы валют.

20.03.2020 в 14:29, просмотров: 996

В мировом футболе наступили тревожные дни. Практически все европейские лиги (кроме белорусской) сидят на карантине. Юбилейный Евро-2020 перенесен. Лига чемпионов с Лигой Европы сдвинуты. Жизнь остановилась.

Фалькао опять не приедет: в нашем футболе закончились нефтяные деньги
У игроков московского "Спартака" контракты были зафиксированы в иностранных валютах, теперь владелец клуба хочет это изменить

Кризис в Европе

Казалось бы, когда все встало на паузу, нечего беспокоиться. Но в футболе не так. Владельцы европейских клубов бьют в набат. У них по домам просиживают штаны и чеканят туалетной бумагой звезды с зарплатами в десятки миллионов евро. Стадионы не заполняются, мерч не продается, спонсоры не отчисляют дополнительные деньги. А ведь надо еще платить за аренду простаивающих сооружений.

В Италии уже задумались о том, чтобы урезать зарплату на 20-30%. Для одного только Роналду – это потери в 6-9 млн евро. Во Франции некоторые команды уже ставят игроков перед фактом. В «Боруссии» из Менхенгладбаха игроки сами отказались от части зарплаты, чтобы помочь клубу продержаться на плаву. Швейцарский «Сьон» предложил игрокам согласиться на сокращение окладов на время пандемии – Сейду Думбия отказался, и контракт с ним просто разорвали. Одна из шведских команд вообще рассталась со всеми игроками ради спасения.

Катастрофа в России

В России с контрактами игроков дела обстоят еще хуже. Первым тревогу забил бизнесмен до мозга костей владелец «Спартака» Леонид Федун. Правда, он не стал нагнетать обстановку вокруг контрактов футболистов, а взял выше – обратился в УЕФА с просьбой дать послабления в финансовом fair play из-за всей этой истории с коронавирусом. В Швейцарии даже согласились пойти навстречу, но не радикально – позволили на месяц подвинуть сдачу отчета по долгам.

Но это лишь верхушка айсберга. На самом деле российский футбол меньше всех страдает именно от коронавируса. Если такие клубы как «Барселона», «Реал» и «Ювентус» полностью зависят от футбольного рынка, то у нас зависимость другая – от рынка нефтяного. Контракты игроков в подавляющем большинстве обеспечены не тем, сколько они могут принести командам в продажах футболок и рекламных контрактах, а объемами природных ресурсов, которыми торгуют владельцы клубов. Или количеством государственных денег, которые согласился выделить регион.

Поэтому наш футбол зависит от того, сколько стоит цена на нефть. А она сейчас находится на рекордно низкой отметке. Но и это не главное. Одни только цены на нефть – небольшой удар под дых, но никак не нокаут для наших клубов. Гораздо страшнее другое.

От цен на нефть зависит не только наша футбольная, но и вообще вся экономика страны. Параллельно с движением вниз у нефти поползли вверх курсы валют, примерно как в конце 2014 года. Доллар уже перешагивал отметку в 80 рублей. А, как мы знаем, почти все контракты в российском футболе – все крупные уж точно – зафиксированы в иностранной валюте. Получается, что доходы у команд исчезают, а расходы возрастают с ужасающей скоростью. Вот Федун и устраивает танцы с бубнами, стараясь выбить преференции у УЕФА.

Где контракты в рублях?

И тут как-то сразу вспоминается тот самый конец 2014 года и начало 2015, когда наши команды в раз обнищали, контракты легионеров выросли вдвое и пришлось что-то придумывать. Вы же тоже наверняка помните, как владельцы футбольных клубов уверяли, что переведут игроков на рублевые контракты и отныне будут подписывать соглашения только в рублях? Как минимум с российскими футболистами.

А что мы видим? Тот же Федун вдруг проболтался, что у российских футболистов в его команде – тоже валютные контракты. И пока вся страна стремительно нищает, они богатеют. Ну, если считать в рублях. «Ахмат», например, уже зафиксировал цену валюты для своих футболистов на определенной отметке. Остальные пока молчат.

Но молчать вечно не получится. Если 1 января доллар стоит 61,9 рубля, а 20 марта за него надо отдавать уже 80,1 рубля, то это означает, что за три месяца расходы на зарплаты игроков выросли на треть. При этом бюджеты всех клубов, получающих дотации от региональных бюджетов, утверждены еще в декабре (и составлены в рублях). Так что летом или футболисты начнут массово соглашаться на сокращение зарплат, или мы увидим большие трансферные потрясения. 

Ясно одно, если цена на нефть продержится на таком уровне достаточно долго, а курс рубля не откатится к прежним величинам, наши футболисты еще долго не увидят заветные шесть нулей в валютных контрактах. А лига не увидит сильных европейских игроков. Ну и за Кокорина, конечно, тревожно – ему летом надо выбивать новый контракт, а тут такое творится.

Но есть в этом и позитив – тот самый позитив с натяжкой из 2014 года – может европейский футбол станет для наших игроков чуточку привлекательнее без этих золотых якорей, которые тянут их на наше российское дно.


|