Александр Привалов: Если не сделать революцию, то снова будем ползать

Известный тренер объясняет, почему в нашем биатлоне снова конфликт

01.04.2020 в 17:29, просмотров: 3291

24 уважаемых в биатлоне человека – олимпийские чемпионы, тренеры, судьи, руководители региональных федераций – обратились к главе Союза биатлонистов России Владимиру Драчеву с требованием уйти в отставку. Один из подписантов – заслуженный тренер СССР и России, почетный вице-президент СБР Александр Привалов объясняет "МК-Спорт", как и почему дело дошло до открытого конфликта.

Александр Привалов: Если не сделать революцию, то снова будем ползать

Письмо, которое написала биатлонная общественность по поводу отставки президента СБР Владимира Драчева, уже заставило дать комментарий даже министерство спорта России, которое выразило обеспокоенность и «считает необходимым наладить открытый и цивилизованный диалог с участием всех заинтересованных сторон внутри СБР, чтобы решить накопившиеся острые вопросы в формате, определенном уставом организации». Но из песни, вернее письма, слов уже не выкинуть, поэтому "МК-Спорт" обратился с вопросами к человеку, который первым и заговорил о революции в биатлоне.

- Александр Васильевич, весьма существенное уточнение для начала: вы с содержанием письма и знакомы, и согласны? А то вот Анна Богалий, чья подпись под ним тоже фигурирует, говорит, что – не подписывала.

- И содержание знаю, и со всем согласен.

- Тогда – по сути письма: этот год сборная, конечно, провалила. И для России сезон-2019/20 в Кубке мира стал одним из самых неудачных в истории. Но разве возникают вопросы только к президенту Драчеву? Да, он глава СБР, но ведь не один же занимается всеми проблемами? (Драчев был избран главой СБР в мае 2018 года. – ред.)

- Вопрос очень серьезный и касается, конечно, не только Драчева. У всего нынешнего тренерского состава сборной, а можно даже сказать всего российского биатлона, существуют серьезные заблуждения по поводу методической подготовки спортсменов. Примитивно говоря, для того чтобы нормально выступать на высоком уровне, необходимо делать большие объемные работы в подготовительном периоде. А этого нет. И из года в год мы наблюдаем у биатлонистов падение выносливости. И, например, главные наши летние средства – бег, ходьба – опустились у биатлонистов по важности ниже, чем лыжероллерная подготовка. А она ведь не дает тех функциональных возможностей, которые необходимы.  

- Этого никто не знает, кроме вас?

- Я вот приехал на летний чемпионат России, в программе нет бега. Спрашиваю: почему нет беговой дисциплины, без нее нельзя! Мне говорят: на следующий год поставим. Приезжаю: все бегут, сборная – нет. «Почему члены команды не бегут?» Ответ: «У них колени болят». Ну – как тут реагировать? Тренеры идут на поводу у спортсменов, и эту ситуацию необходимо обязательно переломить.

Почему мировые лидеры, те же Фуркад или Бе, например, хорошо выступают в течение всего зимнего сезона? И почему наши так не выступают? Форсировали подготовку к первому этапу, а дальше – все. Да, объемная работа – это тяжело. Но другого варианта нет. Я уже предлагал Драчеву: дайте мне дневники, я их посмотрю, скажу, где были допущены ошибки.

- Не получили?

- А дневников и нет. Я всегда требовал, когда был в тренерском совете, чтобы дневники вели и спортсмены, и тренеры. Но сейчас этого нет, и никто не может никого заставить.

- Получается, что, например, Логинов и тренер Касперович используют именно старую методику тренировок?

- Конечно, Касперович все это выдерживает, отсюда результат.

- Революция в биатлоне, к которой вы призываете, не может произойти без смены власти. Еще раз: считаете, надо менять и президента, и тренеров?

- Конечно, нужно менять и руководство СБР, и тренерский состав – они не могут уже переключиться на другой стиль работы даже психологически. А еще одна причина – те тренеры, которые сейчас руководят, сами работали уже на ошибочных методических концепциях. Потому что сегодня их никто уже и не учит грамоте. И получается, со сборной работают люди, которые не очень-то и понимают, что делают. Структуру нужно полностью менять. 

И ведь не надо даже изобретать велосипед в вопросах подготовки. У нас она была. Или посмотрите на того же Большунова в лыжных гонках. Он делает такие объемы, что даже его коллеги удивляются. Но и результат имеет. Организм должен адаптироваться к нагрузкам сезона, чтобы их выдержать без провалов.

Почему я говорю о том, что нужно менять многое, а не заканчивать на перестановке людей? У нас есть еще очень серьезная проблема: форсированная подготовка юношей. В Норвегии интенсивные тренировки не проводят до полового созревания: у женщин – 12-14, у мужчин – 14-16. Мы же в 9 лет записываем ребят в детскую спортивную школу, а в 10 они уже соревнуются. А когда им окрепнуть можно? Да и как можно ждать хорошего резерва, если тренер получает за работу юниоров? И ради этого форсирует их подготовку. А где эти юниоры-чемпионы потом? Только единицы доживают до взрослых. Самые одаренные, может, и пробьются. Надо планомерно работать. Такая страна у нас огромная, а Италия и Франция – в двух деревнях растут кадры, а такие результаты… Стыдно просто!

- То, о чем вы говорите, это все-таки не проблемы одного сезона. Почему Владимир Драчев должен уйти? Да, не выполнил часть обещаний, но ведь найти того, кто… 

- Можно найти всегда.

- Разве? В биатлоне как раз что-то и не получается. Чтобы и обещания предвыборные выполнял, и деньги доставал, и грамотно с тренерскими кадрами работал. Может, просто надо всем миром помочь избранному до следующих Олимпийских игр президенту?

- Мои точка зрения и понимание: Драчеву сложно совмещать депутатство с должностью президента СБР. На двух стульях усидеть нельзя. И авторитет президента должен быть очень высоким. Авторитет руководителя – это уже очень много. Вы считаете, он у него есть?  

- Не назовете фамилию того, кого обсуждали с коллегами на должность Драчева, подписывая письмо, я правильно понимаю?

- Кандидатуру обговаривали, но пока не назову.

- А кандидатов на посты тренеров, которые вернут победные методики? Я, например, слышал апро лыжных специалистов?

- Тоже не назову, тут общего согласия пока нет.

- Революция совершится или нет?

- Если нет, то мы опять будем ползать. Другого выхода я не вижу.