Евгений Плющенко: Мы переучим Косторную и Трусову и всех обыграем

Еще он сравнил себя с Тутберидзе и предложил ввести возрастной ценз

06.08.2020 в 18:12, просмотров: 13942
Евгений Плющенко: Мы переучим Косторную и Трусову и всех обыграем
Евгений Плющенко. Фото: instagram.com/angelsofplushenko/

Евгений Плющенко, ставший одним из соавторов самых громких скандалов этого лета в фигурном катании, впервые за полгода выступил с изложением своего представления о происходящем. Двукратный олимпийский чемпион, к которому за два месяца перешли тренироваться сразу несколько фигуристов и тренеров из группы Этери Тутберидзе, в большом интервью «РБК» подробно рассказал о том, как и когда начали переговоры с Аленой Косторной, чему он учит Александру Трусову, как относится к переходам и возрастному цензу в фигурном катании. А еще – о том, как он оценивает себя на фоне Этери Тутберидзе, ученицы которой доминировали в мировом фигурном катании последние шесть лет. «МК-Спорт» собрал самые интересные высказывания Плющенко.

О переходе Алены Косторной

"Мы начали общаться с Аленой две недели назад по ее инициативе. До этого никто со мной на связь не выходил, а я с Аленой никогда не пересекался и не был знаком.

Алена приступила к тренировочному процессу в нашей академии. Она катается с Сергеем Розановым. Параллельно мы готовим документы. Несмотря на то что трансферное окно закрыто, мы рассчитываем осуществить переход... Я хочу переговорить с Министерством спорта, с министром спорта, чтобы Алене разрешили поменять клуб в виде исключения. Если нам пойдут навстречу, будет здорово. Все-таки Алена — чемпионка Европы. Она не хочет находиться в той команде и приняла решение перейти к нам. Если не получится? На официальных соревнованиях она может кататься за предыдущий клуб, а тренироваться у меня. Никаких препятствий к этому нет.

Сейчас первая задача — ее полностью восстановить. Девочка давно не каталась. Она пришла и все делает с нуля. Вторая задача — поставить классные программы и выступить на прокатах. Потом будем разговаривать о дальнейших планах. Я люблю идти поэтапно.

Мы будем менять полностью две программы и уже приступили к работе. Мы ведем переговоры с хореографами мирового уровня. Единственное, стопорит пандемия, закрытые границы. Будем выходить из положения".

О работе с Александрой Трусовой

"Мне интересно двигаться вперед с высококлассным спортсменом, который делает многооборотные прыжки. Да, у Саши сейчас переходный возраст. Мы с ним боремся. Она непростая, у нее есть характер. Где-то мы начинаем между собой воевать. Но это нормально. Я вспоминаю себя и моего великого тренера Алексея Николаевича Мишина. Мы с ним спорили, конфликтовали. Однако это касалось именно спорта. Примерно такой же процесс у нас с Сашей. На сегодняшний день я доволен.

С Сашей мы поставили две программы. Сейчас их шлифуем, оттачиваем каждое движение, потому что для нее это два совершенно новых образа. Таких программ у нее не было. Дорожки шагов очень сложные, приближенные к мужским. Думаю, с ними она покажет новое катание. Трусова станет новой благодаря этим программам. И благодаря новому дыханию, хореографическим решениям, музыке, стилю.

Есть ли у Трусовой потенциал стать сильнейшей фигуристкой мира? Это неоспоримо. Просто нужно справиться с психологией. Это то, что у нее не получалось ранее, особенно в последнем сезоне, когда она проиграла вообще все. Еще ей нужно правильно тренироваться, выработать схему. Работу надо провести огромнейшую.

Это кажется со стороны, что она прыгает четверные и вроде лучшая. Нет. Но сейчас, считаю, мы делаем все грамотно".

О возрастном цензе в фигурном катании

"Считаю, что его нужно поднять до 16 лет. Именно с этого возраста нужно начинать выступать на взрослых соревнованиях. В 16 лет совсем другое катание, чувство музыки, жеста и восприятие мира в сравнении с девочками 14 лет. Эти два года очень существенны".

О переходах фигуристов от тренера к тренеру

"Мне, когда я катался у Алексея Николаевича Мишина, предлагали перейти к Татьяне Тарасовой. Переговоры вел Николай Морозов. Я ответил: «У вас же есть Леша Ягудин». Мне сказали: «Делаем ставку на тебя». Я поблагодарил и отказался, так как мне было комфортно у своего тренера, которому я полностью доверял.

Я вообще не вижу проблемы при переходе спортсмена к другому тренеру. Трансферы есть везде. Однако таких скандалов нет. А у нас начинают раздувать: «Вау, произошло что-то критичное». Леша Ягудин в свое время перешел от Мишина к Тарасовой. Илья Кулик перешел от Кудрявцева к Тарасовой. И ничего.

Я читаю многочисленные комментарии, и люди, мне кажется, начинают мерить по себе: якобы предложены какие-то контракты, что-то чего-то обещали, деньгами заманили. Спортсменки уже достаточно взрослые и способны принимать серьезные взвешенные решения. И если им нравится тренироваться в другом месте, если нет шероховатостей и трений, их никаких рублем не заманить.

Когда спортсмен достаточно взрослый и у него все хорошо в команде, его невозможно переманить никакими деньгами. Не надо мерить и думать только рублем".

О сравнениях с Тутберидзе

"Если воспитаю олимпийских чемпионов, значит, уже чего-то добьюсь. Я никогда не называл себя лучшим. Всегда говорил: хороший спортсмен. Теперь хочу иметь возможность назвать себя хорошим тренером.

У Этери очень хорошо налаженный процесс и действительно сильная команда. Особенно сильной она была, когда в ней работал Сергей Розанов, тренер, который многим поставил четверные прыжки. Я очень рад, что он принял решение перейти в мою команду.

Сопоставлять меня с Тутберидзе сто процентов рано. Я начал профессионально заниматься тренерской деятельностью только в прошлом году. Она работает уже долгое время.

Тем не менее за год мы подготовили Титову. Когда она пришла к нам, то занимала 23-е место и не делала ни одного тройного прыжка, не делала даже аксель в 2,5 оборота. В прошлом сезоне Титова выиграла первенства России и Москвы по младшему возрасту. Это сделано за пять месяцев. Это наша маленькая победа и гордость, но нужно идти дальше. Мы поставили задачу обыгрывать всех".

О бизнесе Академии

"У меня нет бизнес-плана. Я поставил задачу воспитать олимпийских чемпионов, а как я к ней приду, с убытками или без, — без разницы. Я хочу сделать для своих сборников очень хорошие условия. Один из катков делаю в области специально — за городом можно проводить сборы, бегать кроссы и вообще не выдвигаться в Москву, а находиться на закрытой базе. Там будут и места для проживания, реабилитационный и медицинский центры, питание.

Что касается бизнеса, то люди и организации после занятий академии могут арендовать лед, которого в России не хватает. Думаю, и по бизнесу все будет хорошо. Впрочем, задачи делать огромные деньги у меня нет.

После открытия катков, в принципе, можно будет зарабатывать, что-то окупать. Тренеры, персонал, свет, — на все нужны деньги. Чтобы содержать тот же лед, нужно минимум 1,5 млн руб. в месяц. Но прежде чем говорить о деньгах, нужно посмотреть, что и сколько будет стоить."


|