Новый Хабиб: теперь он уважает соперников и не хочет быть политиком

Хабиб Нурмагомедов рассказал о том, как учится жить без помощи отца, о следующем бое, Коноре, Фергюсоне, рэпе и Беларуси

14.08.2020 в 13:59, просмотров: 1308

Первое большое и открытое интервью чемпиона UFC в легком весе Хабиба Нурмагомедова после смерти отца Абдулманапа Нурмагомедова. В нем дагестанец рассказал о следующем бое, тяжелой утрате близкого человека и планах на будущее. «МК-Спорт» выделил из пресс-конференции Хабиба главное.

Новый Хабиб: теперь он уважает соперников и не хочет быть политиком
Хабиб Нурмагомедов. Фото: instagram.com/khabib_nurmagomedov/

Про отца

Абдулманап Нурмагомедов, отец и тренер Хабиба, скончался 3 июля от последствий коронавирусной инфекции. Больше двух месяцев Нурмагомедов-старший боролся со страшным недугом в военном госпитале Москвы. За состоянием здоровья Абдулманапа следил весь мир.

Когда его не стало, пошли разговоры, что Хабиб может завершить карьеру из-за смерти близкого человека, чье имя неразрывно связано с его победами. Но у дагестанского бойца только появилась дополнительная мотивация к боям. Теперь Хабиб хочет осуществить мечту погибшего отца.

«Это тяжелая утрата. Если у кого-то отношения с отцом как у отца с сыном, то мы с ним были очень близки, как друзья. Постоянно находились вместе. Конечно, я переживаю. Будет ложью сказать, что это мне не мешает. Я думаю о нем. Может быть, эти чувства выведут меня на другой уровень, и я стану еще сильнее. Любое испытание может вас либо сломать, либо сделать сильнее. Со временем увидим.

У отца было очень много планов. До сих пор читаю его записные книжки. Все, что смогу, я делаю и буду делать. Недавно встречался с главой республики, Владимиром Владимировичем (Васильевым – прим.ред). Хотим довести до ума школу, которую он дал нам. Надо сделать много работы. Школа будет высоко в горах — 2200 метров над уровнем моря. Там будут проходить сборы. Хотим сделать базу туристическим достоянием. Я всегда говорил, что отец хочет провести много пользы окружающим. После боя с Джастином Гэтжи я продолжу его дело».

Про следующий бой

Хабиб упоминал имя отца и в ответах про следующих соперников. Всем известно, что 24 октября Нурмагомедов будет отстаивать пояс UFC в бою с Джастином Гэтжи. Сам боец говорит, что до окончания карьеры ему осталось два боя. В апреле 2021-го он с удовольствием подрался бы с ветераном Жоржем Сен-Пьером, бой с которым был мечтой его отца.

«После Гэтжи я подрался бы с любым, кто победит Порье, будь то Макгрегор или Фергюсон. Конор или Тони, победите Дастина, и я с вами подерусь. Если Сен-Пьер возвращается и получится драться с ним – я этого хочу. У нас на двоих больше 25 лет выигрышных серий.

Бой с Сен-Пьером меня очень сильно вдохновляет. Это был бой мечты моего отца, я его очень хотел бы, но время идет, в следующем году Сен-Пьеру будет 40 лет, ему уже пора определиться, мы будем драться или нет. Со своей стороны – я за этот бой. Если я выигрываю в октябре у Джастина, то в апреле, за пару недель до Рамадана подраться с Сен-Пьером было бы идеально.

Дана Уайт (президент UFC – прим.ред) сказал мне, что после моего боя с Гэтжи, они будут вести переговоры с Сен-Пьером. Если Жорж согласится, то бой, конечно, состоится».

А еще Нурмагомедов отметил, что относится к Макгрегору «ровно» и считает конфликт с ирландцем «пройденным этапом».

Про соотечественников

Сразу же после пандемии коронавируса, когда UFC закатил один из самых топовых турниров, в России появился еще один чемпион лучшей лиги мира. Петр Ян победил Жозе Альдо и завоевал пояс в легчайшем весе.

Хабиб рассказал о своем отношении к победе Яна, а также назвал топ-5 лучших российских бойцов.

«Радовался ли я победе Яна? Этот вопрос лишний. Каким надо быть чудаком, чтобы не радоваться? Конечно, радовался. Было видно, что его голод и мотивация были выше, чем у соперника. Иногда это дает результат.

На первое место лучших бойцов из России поставлю Петра Яна. Второй — Забит Магомедшарипов. Третий — Ислам Махачев. На четвертое место ставлю Аскара Аскарова. Считаю, у этого парня очень большие шансы стать чемпионом. На пятое место поставил бы Магомеда Исмаилова, я же могу другие лиги называть? Убрать его будет неправильно. Он сейчас еще мне напишет: «Ты чего меня убрал?».

Про Джастина Гэтжи

Как ожидают многие, американец станет самым сложным соперником Хабиба в карьере. Гэтжи находится в отличной форме, что доказал в бою с Тони Фергюсоном, выйдя на коротком уведомлении и уничтожив соотечественника.

До поединка с Гэтжи у Нурмагомедова осталось достаточно времени. Бойцы неоднократно высказываются относительно друг друга, но делают это осторожно – с максимальным уважением.

«С Гэтжи я знаком давно. Помню, когда возвращался в 2016 году после трех операций подряд, когда тяжелое время было и травмировался Фергюссон и мне за 9 дней дали другого бойца.Тогда он мне помогал, была изнурительная весогонка. Последняя – 2 кг утром перед боем. Последний килограмм согнал уже в горячей ванной, и он мне помогал тогда. Помню, как выносил меня из ванной. Людей не хватало помочь. Мы все выступали в один вечер, было нужно, чтобы пара человек была рядом.

У меня к нему никакой неприязни нет. Он хочет быть лучшим в мире, и я это уважаю. Он многое прошел в этом виде спорта, и это достойный соперник. Вы видели, что он в прошлом бое сделал с Фергюссоном. Мы выйдем туда, сделаем свое дело, пожмем руки и уйдем».

О будущем

Многие видят в Нурмагомедове будущего политика и, даже, главу Дагестана. Хабиб близок к окружению правительства своей республики и неоднократно встречался с президентом страны Владимиром Путиным. Но сам боец считает, что не умеет руководить.

«На каждом месте должен быть профессионал. Я считаю себя образованным на «3+» из «5», но всю жизнь провел на ковре, в зале и октагоне. Жизненный опыт есть, но чтобы руководить целой республикой — там же столько вещей — нужен специалист.

Мне 31, и я никогда ничем не руководил, у меня нет опыта в политике, чтобы я чем-то руководил. У нас в республике много достойных кандидатов. Эти разговоры всегда будут, я ровно к этому отношусь. Это издержки популярности. Я считаю, что есть люди, которые могут руководить республикой лучше меня».

Но и в роли тренера Нурмагомедов себя не видит.

«Карьера тренера? Я могу более серьезными вещами заниматься, чем быть просто тренером. Зачем из пушки стрелять по воробьям? Дайте мне пострелять по хорошим стенам. Для чего мне просто тренировать? Даже отец в последние годы был уже больше не тренер, а общественный деятель. Я не хотел бы себя ограничивать только работой тренера».

О насущном

Не обошел стороной Нурмагомедов и животрепещущие темы на данный момент. Дагестанец прокомментировал ситуацию в Беларуси.

«Слежу за ситуацией в Беларуси. Но мы не можем понять суть происходящего, мы там не находимся. Пожелаю, чтобы у них был мир, мирное небо над головой. Мир намного лучше, чем война. Думаю, уже какие-то там потери есть, кого-то сажают. Не хочу давать политическую оценку. Был пару раз в Белоруссии, люди там отзывчивые. Мне запомнился чистый большой с широкими дорогами Минск».

А также ответил, почему против рэп-концертов у себя на родине.

«Если мне что-то не нравится, и я говорю свое мнение, это не значит, что я навязываю. Есть и другие люди, которые не поддерживают рэп. Исполнители эти поют, делают свою работу. А есть те, кто не захотят их слушать. Я не сижу в кабинете, не принимаю решение по отмене каких-то мероприятий. Я как человек из этого региона высказал свое мнение, и все. Если кто-то не хочет его слушать, скажите, что я не согласен. У нас же вроде бы демократия. Она вроде как позволяет высказывать свое мнение. Я не любитель музыки. Если вы слушаете, пожалуйста, ваше дело».


|