Откровения биатлонистки: аборт по приказу федерации и допинг в сборной

Анфиса Резцова снова выдала огненное интервью, а потом заявила, что ее неправильно поняли

Анфиса Резцова разоткровенничалась в интервью Sports.ru, сделав пару неожиданных признаний. Первая в истории олимпийская чемпионка в двух разных видах рассказала об аборте, который ее заставили сделать перед Олимпиадой-88, а также призналась в употреблении допинга. Обо всем этом – в материале «МК-Спорт».

Анфиса Резцова снова выдала огненное интервью, а потом заявила, что ее неправильно поняли
Анфиса Резцова

«Господь дал мне четырех дочерей, несмотря на то, что до родов я сделала аборт. Меня заставили, потому что стране нужны были медали», - так звучит первое неожиданное признание Анфисы Резцовы в интервью Sports.ru.

У олимпийской чемпионки четыре дочери. Двух из них болельщики биатлона знают по выступлениям за сборную России. Кристина Резцова и Дарья Виролайнен пока отсеяны от национальной команды – первая вот-вот родит, а вторая восстанавливается после рождения сына. В своем интервью Анфиса Резцова рассказывала, что врачи пугали ее риском того, что из-за раннего аборта она может остаться бесплодной. Но перед Олимпиадой-88 федерация заставила спортсменку ее сделать аборт, чтобы не нарушать план подготовки к Играм:

«Решение принимала я, пришла на ковер в Спорткомитет: согласна на аборт, но дайте нам с мужем (Леонидом Резцовым – прим.ред) квартиру – мы живем у родителей. Нам дали двушку в Химках, еще до Олимпиады. А потом господь подарил мне четырех прекрасных дочек».

Другим откровением от Резцовой стало признание в употреблении допинга. Его, по словам, лыжницы, в ее времена принимали почти все спортсмены сборной.

«У нас забирали кровь 3 или 4 раза в подготовительный период. Тренеры видели, когда мы чувствуем себя хорошо, и отправляли на сдачу. У нас брали 800 мл, выливали в банку. Ее в холодильник, потом нам вводили зимой – нашу же кровь. Наверное, кому-то это помогало – честно, по эффекту я ничего не чувствовала».

В частности, Резцова рассказала, как пятикратная олимпийская чемпионка Лариса Лазутина при ней повышала гемоглобин, а четырехкратная чемпионка мира Ольга Данилова проходила специальную «программу» через доктора. Обе лыжница в 2002 году были пойманы и дисквалифицированы за допинг.

«Ни одного препарата не знаю и знать не хочу. Мне это помогало – и все. Если бы я попалась, то, наверное, уже отвечала бы. Перед иконой говорю: я не знаю, что мне кололи. Добавка – по кайфу, я их обыгрываю и слава богу. Я знаю, что сейчас допинг сплошь и рядом», - продолжила Резцова.

Свое предположение Резцова высказала и относительно современников. По мнению экс-лыжницы, звезды биатлона, такие как Уле-Эйнар Бьорндален и Мартен Фуркад, тоже сидели на допинге.

«Я очень уважаю Бьорндалена, видела, как он тренируется, как относится к винтовке. Но когда у него пена изо рта… это и на тренировках было. Я не утверждаю: не пойман – не вор. И по Фуркаду не утверждаю. Но я не верю, что чистенькие нас обыгрывают, а мы, сволочи, на допинге».

Досталось и биатлонистам сборной России:

«Шипулиным я не верю. Антон не смог ни за себя, ни за своих друзей постоять. В отличие от Елены Вяльбе, которая из Лозанны, из судов не вылазила. И говорила: у меня спортсмены чистые. Я думаю, что все-таки нет, но не пойман – не вор. Лена проходила эту школу. И Лена за них билась. А Шипулин…

Саша Логинов если и делал, то с подачи Касперовича. И из-за Касперовича Сашу опять прихватили – зимой на ЧМ. Второй раз он подставил воспитанника».

P.S. Через несколько часов после публикации интервью Анфиса Резцова заявила, что ее слова неправильно поняли:

"Слово «допинг» я не озвучивала, а сказала, что мне делали программу докторскую и она мне помогала. Это уже придумали журналюги, перефразировали и другой смысл уже получается.

У нас была специализированная программа докторская. Помощь для восстановления. Знающий профессионал делал инъекции и это помогало. Я чувствовала, что и сердечко восстанавливало, и объемы заполняю нормально», – цитирует Резцову ОСН. Редакция sports.ru уже заявила, что располагает записью интервью и готова ее опубликовать.