Полмиллиона и экспертиза психики: у избитого арбитра новые требования

Прошло заседание по делу экс-футболиста Романа Широкова, избившего судью

В пятницу, 18 декабря, состоялись очередные слушания по делу Романа Широкова, обвиняемого в умышленном нанесении легкого вреда здоровью арбитра Никиты Данченкова. На заседание по неизвестным причинам не явился ни один заявленный свидетель, а пострадавшая сторона подала иск на 500 тысяч рублей в качестве компенсации и затребовала судебно-психиатрическую экспертизу. «МК-Спорт» о том, что происходило на очередном заседании суда.

Прошло заседание по делу экс-футболиста Романа Широкова, избившего судью
Роман Широков

Александр Островский – адвокат пострадавшего арбитра Никиты Данченкова – еще до начала заседания заявил, что они намереваются затребовать компенсацию в размере 500 тысяч рублей и подать ходатайство на проведение психиатрической экспертизы Романа Широкова, обвиняемого по делу об избиении.

Ранее и юристы, и сам Данченков неоднократно заявляли, что они не хотят идти на мировую и получать от Широкова какие-либо деньги, потому что в этой истории для них важнее, чтобы виновный понес заслуженное наказание, и дать понять людям, что кем бы ты ни был, какой угодно звездой, так вести себя не имеешь права.

Впрочем, новость о том, что полмиллиона рублей все же были затребованы, адвокат Островский предложил не считать сменой позиции. «Мы отказывались договариваться, мы не хотели, чтобы нас обвиняли в вымогательствах, – завил он. – Но пострадавший по закону имеет право на компенсацию, потому что он три недели не работал и понес значительные расходы на лечение».

Никита Данченков

Адвокат Широкова Вадим Лялин не считает сумму компенсации соразмерной нарушению. «Пусть они скажут, что разбитые часы стоили 100 рублей, таблетки стоили 20 рублей, а зарплата за месяц — 50 тысяч рублей, и этот месяц он не работал, но не надо брать сумму с потолка», – заявил Лялин по окончании заседания. А по поводу вдруг всплывшего вопроса о материальной компенсации, Лялин сказал следующее: «Переобуваются в полете! То их убить хотели, то дело чести и затронута честь российских футбольных судей, а сейчас дайте денег хоть сколько-нибудь. Но как говорил Владимир Путин, с вымогателями и террористами мы на переговоры не идем».

«Видимо, такая у них честь», – задумчиво отреагировал Роман Широков.

Роман Широков и его адвокат Вадим Лялин в здании суда

Ранее Широков и его адвокат старались не давать комментариев, покидали судебный участок молча, не обращая внимания на вопросы журналистов. Но на этот раз что-то изменилось, похоже, требования психиатрической экспертизы разозлили обвиняемую сторону по-настоящему. «Да они сами больные! И их надо обследовать и лечить», - с такими словами Вадим Лялин вышел из здания суда. По его мнению, сейчас в суде они наблюдают «позорище адвокатуры», и представители Никиты Данченкова закончат так же, как некоторые известные адвокаты до них — то есть лишением адвокатской лицензии.

Тем не менее, Роман Широков продолжает хранить молчание в суде, отвечая только на вопросы прокурора и судьи. «Боится сказать лишнего, – едко предположил Александр Островский. – На наши вопросы почему-то отвечать отказался».

Сам же Широков на вопрос, почему не стал давать показания, ответил: «Я все сказал раньше, ничего нового добавить к этому не могу». Поэтому показания Романа были просто зачитаны суду.

«Мы признаем вину, мы признаем, что совершили нехороший недостойный поступок и готовы понести за это заслуженное наказание», - говорит Лялин, но сторона пострадавшего, по его мнению, умышленно затягивает процесс. «А для Данченкова это будет позор на всю жизнь!» – резюмирует адвокат ответчика.

Никита Данченков вышел на улицу после суда не просто расстроенным, а даже каким-то опрокинутым. «Я не хочу говорить, честно», – сказал он и неожиданно резко ушел.

– Почему у Никиты плохое настроение? – спрашиваем у адвокатов пострадавшего.

– Кажется, он разочарован в нашем правосудии, – отвечают они.

По словам второго представителя Данченкова Артура Рамазанова, Никиту расстроило то, что Широков отказывается отвечать на вопросы, и еще вся эта ситуация для него непривычна: «Он пока молод, не понимает, что в суде есть две стороны, они борются между собой, но пока все идет по нашему адвокатскому плану». Ничего страшного, мол, не случилось.

Но судя по поведению сторон и по плохому настроении Никиты, чаша весов могла качнуться в другую сторону. Вряд ли Данченков так опечалился из-за того, что суд отказал в проведении психиатрической экспертизы Широкова, хотя Артур Рамазанов настаивал, что именно это в числе прочего послужило причиной расстройства Никиты.

Заседание в эту пятницу затянулось, хотя на него не явился ни один из заявленный свидетелей. По словам Островского, суду были зачитаны их письменные показания, данные ранее. Больше их на слушаниях не ждут.

По прогнозам Вадима Лялина, приговор должен быть зачитан уже через неделю, 25 декабря: «Должны быть прения сторон, и есть надежда, что все после этого и закончится. Хотя я не могу гадать, это в ведении судьи».

Вот только в следующий раз пострадавшая сторона собирается заявлять еще одно, последнее, по словам Рамазанова, ходатайство. Подробностями адвокаты не поделились, ясно только, что это снова будет ходатайство о переквалификации дела на более тяжкое.