Биатлонисты оскандалились: спортсмены сбежали от допинг-офицеров

Накануне очередных переговоров о восстановлении членства СБР в международной федерации наши биатлонисты стали участниками очередного допингового разбирательства.

В отечественном биатлоне разгорается очередной скандал – соцсети сообщают. что спортсмены массово попытались избежать допинг-контроля, Союз биатлонистов и РУСАДА рапортуют о начале расследования, а в иностранных медиа уже пошли публикации о том, что допинг в России неискореним. «МК-Спорт» рассказывает подробности.

Накануне очередных переговоров о восстановлении членства СБР в международной федерации наши биатлонисты стали участниками очередного допингового разбирательства.
Фото: СБР

Слова «допинг», «биатлон» и «Россия» снова стали объединяться в заголовках после сообщений о скандале на соревнованиях «Ижевская винтовка» (ежегодные биатлонные соревнования, проходят с 1969 года). Все началось с того, что известный в прошлом лыжник Николай Панкратов (выступал в составе сборной России на Олимпийских играх 2006 года) оставил свой комментарий к новости о дисквалификации за употребление запрещенного оксандролона 20-летней биатлонистки Виктории Коноваловой. Эта новость появилась на сайте «Лыжный спорт», и в комментариях под ней читатели обсуждали допинг в биатлоне. Панкратов тоже включился в дискуссию, оставив сообщение:

«На Ижевской винтовке произошли удивительные события: в Чайковском после того, как на допинг контроль после последнего спринта вызвали женщин снялись все хантовские юниорки, а на следующий день уже в Ижевске, после того как вызвали на допинг-контроль мужчин, снялись все тюменские юниоры. Что это было? Парадокс, совпадение? Решайте сами. В свете событий с красноярской биатлонисткой может соответствующим службам выехать по адресам?»

Комментарий бывшего спортсмена заметило и процитировало агентство «Весь спорт», и уже через несколько часов новость о том, что российские биатлонисты массово бежали от допинговых офицеров, появилась во всех СМИ. Вскоре на нее отреагировали и официальные лица.

Директор по коммуникациям Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Марина Маркова заявила, что агентство начинает расследование:

"Факт массового снятия (спортсменов с соревнований – ред.) был зафиксирован и передан в отдел расследований для проверки. Далее запускается ряд стандартных процедур, в частности, рассматривается необходимость целевого тестирования и других мер. Подробности проведения расследования в соответствии со стандартом не раскрываются, поскольку это может помешать его ходу и достоверности». 

Глава Союза биатлонистов России (СБР) Виктор Майгуров попытался слегка успокоить публику, пообещав, что все спортсмены будут доступны для приема допинг-офицеров:

"Массовое снятие спортсменов с "Ижевской винтовки" не осталось без внимания со стороны СБР. Обсуждаем эту ситуацию с представителями регионов, у всех были свои причины. В любом случае снятие с соревнований не освобождает спортсмена от контроля со стороны антидопинговых служб. Все они доступны для допинг-тестов сейчас и были доступны в Чайковском и Ижевске».

Но, похоже, время, когда еще можно было превратить историю с «Ижевской винтовкой» в досадное недоразумение, уже миновало: новости о скандале с российскими биатлонистами уже вышли за пределы страны. Авторитетное в спортивном мире издание Inside The Games перевело новости из российских СМИ и выпустило свою заметку с заголовком «РУСАДА и СБР расследуют массовое снятие спортсменов с биатлонного соревнования». Дальше, уже со ссылкой на Inside The Games, новость распространилась по миру в доступной для понимания версии –  что спортсмены массово бежали с гонки после появления допинг-офицеров, и все это случилось в стране, где местная биатлонная федерация исключена из IBU за допинг, а местное антидопинговое агентство лишено статуса соответствия за махинации с базами данных и сокрытие допинг-проб. 

Уже после этого упомянутое агентство «Весь спорт» попыталось проверить слова Панкратова, с которых и начался скандал. Оказалось, что лыжник в своем комментарии был не совсем точен – юниорки не могли сняться со старта после того, как «после последнего спринта вызвали женщин» на допинг-контроль: старты юниорок были раньше, чем у взрослых, и к моменту допинг-контроля у женщин-победительниц юниорки уже давно успели финишировать и переодеться.

Однако, не исключено, что бывший лыжник просто перепутал последовательность событий: в юниорском спринте из 69 заявленных на гонку участниц 12 не вышли на старт, а еще две сошли с дистанции (этот трюк тоже можно использовать, чтобы избежать допинг-контроля и не отвечать на вопросы о внезапном снятии со старта в последний момент). У юношей же из 88 заявленных участников гонки снялись сразу 21 юниор – практически, каждый четвертый! В том числе все пять представителей Тюменской области, по три спортсмена из Санкт-Петербурга, Мордовии и Красноярского края, по два – из Московской и Новосибирской областей и по одному из Удмуртии, Ханты-Мансийска и Пермского края. Так что Николай Панкратов, возможно, не был точен в деталях, но суть передал верно – на главном внутрироссийском биатлонном старте декабря спортсмены массово сбежали со стадиона после появления допинг-офицеров.

Непонятным во всей этой истории остается только одно – почему о подобном стало известно только благодаря тому, что один из читателей «Лыжного спорта» написал комментарий к новости на сайте? А если бы этого не случилось, никакого расследования бы не было?

Загадочную эпидемию, скосившую каждого четвертого биатлониста, не могли не заметить ни представители СБР на «Ижевской винтовке», ни работники РУСАДА. А ведь именно этим организациям в ближайшие месяцы предстоит изо всех сил доказывать свое непримиримое отношение к допингу. Это СБР в январе предстоят слушания на заседании рабочей группы по вопросу восстановления членства в Международном союзе биатлонистов. Это РУСАДА лишено статуса соответствия Антидопинговому кодексу и только планирует начать переговоры о возвращении такого статуса. Первыми заметить нарушения, отреагировать на них со всей жесткостью – что могло бы лучше показать чистоту помыслов руководства СБР и РУСАДА? Но почему-то новости о массовом нарушении если не буквы, то духа антидопинговых правил мы узнаем от пользователей соцсетей и читателей лыжных сайтов.

А потом нам расскажут, как в международных организациях дискриминируют российских борцов с допингом и не замечают их самоотверженной борьбы за чистоту биатлона (легкой атлетики, тяжелой атлетики, плавания, лыж, бобслея и т.д.).