Бойкот Наоми Осаки некрасиво выглядит, но спонсоры только рады

В четверг, 1 июля, Международная федерация тенниса объявила, что Наоми Осака (как и Роджер Федерер с Новаком Джоковичем) входят в список теннисистов, заявленных на Олимпийские игры в Токио. При этом Осака, представляющая на Играх Японию, продолжает игнорировать турниры Большого шлема — снялась с «Ролан Гаррос» и не приехала на Уимблдон. Насколько будут недовольны этим фактом те 15 брендов, с которыми сотрудничает самая высокооплачиваемая спортсменка мира, разбирался «МК-Спорт».

Теннисист Евгений Донской считает, что японка теперь заработает еще больше
Наоми Осака. Фото: Oscar J. Barroso/Keystone Press Agency/Global Look Press

Наоми Осака перед «Ролан Гаррос» в мае объявила о том, что не будет общаться с журналистами, потому что вопросы, которые иногда они задают, плохо влияют на ее эмоциональное состояние, особенно после плохих матчей. Она не пришла на первую же послематчевую пресс-конференцию, за что была оштрафована согласно регламенту на 15 тысяч долларов. Позже все турниры Большого шлема выкатили заявление, что медиабойкот может привести к дисквалификации спортсменки. Осака подумала и решила сняться вообще. А потом она не приехала и на Уимблдон.

При этом Осака является самой высокооплачиваемой спортсменкой мира, заработавшей за прошлый сезон, по подсчетам Forbes, около 37 млн долларов и побившей тем самым рекорд Марии Шараповой.

Наоми сотрудничает с 15 брендами, и те, разумеется, вправе рассчитывать, что японка выйдет на травяной корт Уимблдона в специально разработанном для нее белом костюме Nike, дойдет до скамейки в наушниках Beats by Dre и часах Tag Heuer, и так далее. Но этого не будет, поскольку Осака на два месяца избавила себя от тенниса.

Никаких проблем со спонсорами у Наоми не будет, – считает российский теннисист Евгений Донской. – Уверен, что она еще больше заработает. Думаю, что вся волна поднялась именно поэтому чтобы стать более влиятельной, еще больше поднять свой авторитет. Вы заметили, сколько об этом сейчас говорят? О ней говорят больше, чем после успешных выступлений. Опять же она подняла некую проблему, которую все обсуждают. Как прошлым летом, когда из-за нее на турнире в Нью-Йорке отменили целый игровой день, потому что она отказалась играть, протестуя против полицейского произвола. И точно знаю, что некоторые топ-игроки в Туре возмущались: матчи перенесли на сутки, и получилось, что после игр на поздних стадиях у теннисистов было меньше времени на восстановление перед US Open, где в мужской сетке, как известно, играют пятисетовики. И почему, мол, все остановили из-за Наоми? Пусть она снимается и делает, что хочет. Я с этим, кстати, полностью согласен.

Впрочем, представители всех глобальных брендов, сотрудничающих с Наоми, действительно оказали ей всестороннюю поддержку. В прошлом такая ситуация стала бы кошмаром для спонсоров, но сейчас этого не произойдет, считает Бася Войчик, вице-президент Marketing Arm, агентства, которое специализируется на объединении брендов и спортсменов.

Все дело в том, рассказывает Войчик порталу Fast Company, что времена изменились. И такие спортсмены, как Осака, становятся культурным феноменом и за пределами теннисного корта. Ее поступок больше не только не является коммерческой катастрофой, но и предоставляет ее спонсорам уникальную возможность рассказать обществу другую очень важную историю. Социально важную историю, которая будет востребована. Они поддерживают Наоми не как теннисистку на «Ролан Гаррос» и Уимблдоне, а как социально важную фигуру, которая озабочена действительно важными вопросами.

Крис Торн, директор по маркетингу Beats by Dre, говорит, что его бренд полностью поддерживает Осаку, и приводит пример Леброна Джеймса, который позиционируется как «больше чем спортсмен». К этой же категории он причисляет и Осаку. Или вспоминает игрока НФЛ Колина Каперника, первого вставшего на колено перед матчем, который с 2017 года не играл, но все равно оставался одним из самых популярных спортсменов в стране.

«Наши мысли с Наоми, – говорится в заявлении Nike. – Мы поддерживаем ее и признаем ее смелость». Tag Heuer заявляет: «Наоми переживает трудные времена, и мы искренне надеемся, что скоро увидим ее снова. Она – великий чемпион, и мы уверены, что она будет сильнее и в профессиональном, и в личном плане».

Выступления на кортах все равно остаются важным аспектом, но в эпоху социальных сетей спортсмены перестали быть просто спортсменами: теперь все знают об их хобби, их взглядах, их социальной позиции. И все эти аспекты становятся столь же важными для популярности и влиятельности.

А вот в теннисе не все встали на сторону Наоми. Кто-то, как Александр Зверев, шутил над ней прямо во время матчей. Кто-то просто аккуратно обходил эти темы и говорил, что у них никогда не было проблем с журналистами. Или, как Борис Беккер, высказывался очень резко. На днях Беккер заявил The Times, что трудно зарабатывать свои призовые или деньги для спонсоров без средств массовой информации. «Если вы не можете общаться со СМИ, очень сложно быть профессиональным теннисистом. Это часть работы, и вы должны научиться справляться с этим. Она испытывала давление? А разве это не давление, когда у вас нет еды на столе? Когда вам нужно кормить семью, а у вас нет работы? Когда у вас травма, которая изменит вашу жизнь? Тебе 23 года, ты здорова, богата, у тебя хорошая семья. Какое, к черту, давление?» – сказал Беккер.

У меня никогда не было никаких проблем с прессой, – рассказал «МК-Спорту» Евгений Донской. – Да, журналисты спрашивают, почему я так плохо сыграл. И думаешь: так я не хотел так сыграть! Я не знаю, почему так получилось! И да, ты в данный момент на суперэмоциях, сам себя съедаешь изнутри. Наверное, она именно об этом и говорила. Но пресс-конференция не для того, чтобы журналисты тебя пожалели. Они и не должны. Пресс-конференции – для того, чтобы твои же собственные болельщики узнали, что с тобой случилось. И журналисты задают прямые вопросы для этого. Как вы могли двойную на матчболе подать? И ты такой думаешь: так я и сам не хотел ее подавать! Но я, как человек, который любит сам теннис, сам процесс, никогда бы не смог прервать свои выступления из-за того, что мне кто-то задал неприятный вопрос. Получается, что она два месяца не будет играть. Я не представляю, как столько прожить без тенниса и как может такой крутой профессионал, как Наоми, остановиться. Если любишь этот спорт, тебя ничто не может остановить, ты все равно будешь выходить на корт. Ну, это мое мнение. Я все равно вышел бы, все равно играл. Потому что выход на корт это лучшее. Это мандраж, это адреналин, кураж, это просто невероятно круто!

–​ Сложно представить Серену, которая бы отказалась от пресс-конференций и пожаловалась на неудобные вопросы.

Вот мне тоже! На самом деле им как никому известно, что журналисты это тоже часть спорта, и без всех этих медиаактивностей теннис не был бы так популярен. В Туре, когда ты стоишь хорошо в рейтинге, для тебя организуют специальные трехдневные курсы, которые ты обязан пройти. Объясняют многое, в том числе и про общение с прессой. Рассказывают, что это прописано в правилах, что у тебя есть лимит времени, в течение которого ты должен выйти к журналистам после матча. Как можно отказаться от того, что ты делать обязан? Это все равно что мне нужно заправить машину, ведь иначе она не поедет, а я сяду в нее и скажу: не хочу ее заправлять. Тогда машина не поедет. А Наоми не играет в теннис. На самом деле не хочу ни гнать на нее, ни защищать, потому что у нее могут быть какие-то скрытые мотивы, но в целом это выглядит не очень прикольно.

Читайте также

Новости

Самое читаемое