На олимпийские корты выходят «мертвецы»: теннисистов достала жара

Но организаторы упорствуют и не переносят матчи на вечер

Это был, наверное, самый жаркий день в Токио для теннисистов. Организаторы почему-то не хотят сдвинуть все матчи на более позднее время, несмотря на то, что об этом просили самые топовые теннисисты. И в дневных играх спортсмены буквально погибают от жары. Медведеву оказали помощь, но он продолжил и выиграл. А Паулe Бадосe увозили с корта после теплового удара.

Но организаторы упорствуют и не переносят матчи на вечер
Даниил Медведев. Фото: Zheng Huansong/XinHua/Global Look Press

Выглядело все это, конечно, жутковато: вот Даниил Медведев играет с Фабио Фоньини первый сет. А вот он лежит, и ему оказывают медицинскую помощь.

В Токио в среду было очень жарко, проблем добавляла и высокая влажность. «В первом сете стало тяжело дышать, заблокировалась диафрагма. Вызвал физиотерапевта, чтобы он мне сделал массаж. Во время матча все равно чувствовал себя некомфортно, во втором сете темнело в глазах, было трудно дышать, пытался сгибаться, еще что-то делать, ничего не помогало. Перед третьим сетом встал под холодный душ – после такого либо сведет все тело, когда выйдешь на жару, либо станет хорошо. Мне повезло», – рассказывал потом Даня, уже обыгравший Фоньини.

Спортсменам приходится играть под палящим солнцем и повышенной влажностью, но организаторы почему-то не могут это изменить. Новак Джокович просил назначать матчи попозже. Об этом же просили и Медведев, и Карен Хачанов. «Почему не сделать, как в Мексике, когда матчи начинаются в шесть вечера? К этому времени жара спадает, и играть комфортно», – вопрошал Медведев. Но вопрошал, похоже, в воздух. В среду Даниилу и Карену снова пришлось выходить в самое пекло.

«Можешь продолжать играть?» – спросил у Медведева судья на вышке. «Могу ли я? – ответил тот. – Могу продолжать, а могу умереть. Если это случится, кто будет отвечать»?

…Когда Карен Хачанов играл против аргентинца Диего Шварцмана, ему не хватало тех разрешенных секунд между розыгрышами, чтобы отдышаться. Подача – удар – и присел. «Не понимаю, почему нас заставляют играть на жаре и умирать на корте», – вопрос все еще остался без ответа.

И нет, это не российские игроки такие капризные. После игры с Хачановым проигравший Диего Шварцман назвал все происходящее безумием: «Не знаю, насколько было жарко. Но казалось, что не меньше 40 градусов. Это безумие – отправлять нас в полдень играть при такой температуре. Безумие еще и то, что три человека под кондиционером решают, когда мы должны начинать. Наш матч с Кареном был похож на игру «ходячих мертвецов».

Диего проиграл, но он хотя бы закончил свой матч. Испанка Паула Бадоса не смогла сделать даже этого: тепловой удар – и прощай, олимпийская мечта. Паулу увозили с корта на коляске. А ее соперница Маркета Вондрушева, кажется, уже получила приз самому везучему игроку женского турнира. Вылетать она должна была еще в предыдущем круге, но Наоми Осака, видимо, психологически оказалась не готова вынести груз ответственности самой яркой японской звезды этой Олимпиады и сенсационно Маркете проиграла. А потом, практически без борьбы, снялась и Бадоса.

Пока ITF лишь активировала политику экстремальных погодных условий – то есть перерывы между геймами и сетами увеличились, игроки получили возможность взять 10-минутный перерыв перед решающим сетом, чтобы принять душ (этим Медведев и воспользовался) или сменить экипировку. А это тоже иногда необходимо, потому что кроссовки плавятся. Вот только, судя по матчам в среду, это не очень помогает.

Упорство организаторов, возможно, объясняется разницей во времени с США: матчи первой половины дня в Токио приходятся на прайм-тайм в Штатах, где очень любят теннис. Но сколько еще тепловых ударов мы увидим? И сколько еще теннисистов лишатся возможности побороться за мечту?

Сюжет:

Олимпиада в Токио

Что еще почитать

В регионах

Новости спорта

Самое читаемое о спорте




Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру