Евгения Канаева: «Сестры Аверины просили оставить Линой Ашрам в покое»

Двукратная олимпийская чемпионка рассказала о перспективах войти в состав Международной федерации гимнастики и чувствах, которые могут испытывать спортсменки после Игр

«МК-Спорт» побывал на зарядке олимпийских и паралимпийских чемпионов, которые приехали в Сочи поддержать Никиту Мазепина на этапе «Формулы-1». Алексей Немов, Дмитрий Саутин, Артур Юсупов, Евгения Канаева и другие спортсмены в условиях шторма и грозы подняли гостям и журналистам настроение, а потом ответили на интересующие вопросы. «МК-Спорт» поговорил с двукратной олимпийской чемпионкой по художественной гимнастике.

Двукратная олимпийская чемпионка рассказала о перспективах войти в состав Международной федерации гимнастики и чувствах, которые могут испытывать спортсменки после Игр
Евгения Канаева, фото: соцсети

Единственная в истории двукратная олимпийская чемпионка в личном первенстве Евгения Канаева кроме воспитания новых звезд художественной гимнастики любит экстрим. Иначе не объяснить ее присутствие на этапе «Формулы-1» в Сочи. Спортсменка, которая уже через три года может порадовать Ирину Винер-Усманову работой в техкоме FIG, наслаждается тренерской карьерой, и не спешит бросать ее ради работы в международной федерации.

Канаева завершила карьеру восемь лет назад, но до сих пор остается в превосходной физической форме. Что Евгения и продемонстрировала на зарядке для гостей и журналистов «Формулы-1».

После физических нагрузок «МК-Спорт» пообщался с Евгенией Канаевой.

– Как обстановка на «Формуле-1»? Это ваш первый опыт?

– Да, я тут первый раз. Очень хорошая обстановка, хочется многое узнать. С удовольствием приехала сюда поддержать нашего российского гонщика. Я смотрела «Форумул-1» по телевизору, надеюсь, мне объяснят все правила.

– После ухода из спорта вы стали тренировать детей. Многим спортсменам с трудом дается эта работа – например, Елизавета Туктамышева признавалась, что тренерство – это не ее.

– Я занимаюсь тренерской деятельностью с 2015 года. Считаю, что это мое призвание. Работа тренером сложно дается – очень многие спортсмены сначала говорят, что у них не получится тренировать. Но на самом деле тот опыт, особенно опыт спортсменов-олимпийцев, нужно передавать, и помогать будущему поколению. Но, конечно, если есть желание, если чувствуешь себя в своей тарелке.

– Ирина Александровна Винер заявила, что в 2024 году вы будете претендовать на должность в техническом комитете Международной федерации художественной гимнастики (FIG).

– Посмотрим, что будет через три года. Мне очень приятно доверие и отношение ко мне Ирины Александровны.

– Она уточнила, что вы учите английский язык специально для этого?  

– Нет, учу я для себя. Не только потому, что вижу себя в техкоме. У меня и сын сейчас учит.

– Вам интересна эта должность?

­– Мне интересна художественная гимнастика. Совмещать с тренерской работой будет сложно, но есть исключения в лице Ирины Александровны. Но я сейчас ощущаю себя прекрасно, мне нравится моя работа. Я обожаю детей, которых тренирую. Я понимаю, почему Ирина Александровна сказала, что я буду претендовать на место в техкоме - она знает, как я люблю художественную гимнастику. И она хочет, чтобы в техкоме были люди, которые прошли этот путь, которые знают, как сделать бросок, кувырок, а не те, кто просто пишет правила, не зная сложности. Я понимаю посыл Ирины Александровны - у нас каждые четыре года меняются правила. Многие элементы недооценены. Непонятно, когда тот или иной элемент стоит одинаково, а в исполнении один тяжелее другого. Соответственно, девочки не учат тот, который сложнее.

– Почему так происходит?

– Потому что не все знают, не все выступали на высоком уровне, не все исполняли те элементы. Конечно, в техкоме есть и суперпрофессионалы. И очень хочется, чтобы там больше идейных людей, которые реально понимают, что такое художественная гимнастика.

– Если прямо завтра Ирина Александровна подойдет и скажет: «Надо в техком»?

– Сейчас на эту тему нет смысла разговаривать. Что будет, то будет.

– В этом году впервые в истории чемпионат мира пройдет в один год с Олимпиадой, через два месяца после нее. Справятся ли гимнастки с такой нагрузкой?

– Я сужу по себе: я обожала выступать. Для меня каждый старт был очень важен – конечно, очень сложно выступать после Олимпиады. У спортсменов эмоциональный спад. Но лично по мне – чем больше стартов, тем лучше для девочек.

– Как думаете, будет конкуренция в этом году на чемпионате мира? Сборная Израиля во главе с Линой Ашрам снялась с соревнований.

– Конкуренция у нас есть всегда. У нас прекрасные соперницы из Беларуси, Болгарии, Италии. Ашрам тоже можно понять – это ее право сняться с чемпионата мира. Мы не знаем, как она шла к этой Олимпиаде, что она прошла – какие травмы, препятствия. Ее решение нужно уважать. Ашрам очень хорошая девочка, у нас прекрасные отношения. Со всеми соперницами мы дружим. Линой всегда подходила поздравляла с победами, как и наши девочки. Сестры Аверины, кстати, просили оставить Линой в покое. Я считаю, что это пример для всех, как надо себя вести в таких ситуациях.

– Были ли моменты, когда в тренерской карьере вы срывались?

– Самое сложное, когда ты спортсмен высокого уровня, и тебе кажется выполнение некоторых элементов простым заданием, и ты вроде объяснил его ученику, но все равно не выходит. Здесь нужно терпение. А еще сложно сейчас мотивировать молодежь, которая сидит в инстаграме, и у которых кумиры немного специфические. У детей сейчас все есть, у нас же раньше не было ни телефонов, ни таких условий для тренировок.

– Не означает ли это, что лет через 20 в российской художественной гимнастике не будет титулованных спортсменок?

– Нет, все будет. Все равно это популярный вид спорта в нашей стране. Мы также будем писать историю.

Что еще почитать

В регионах

Новости спорта

Самое читаемое о спорте




Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру