Надаля снова обвинили в применении допинга. Люди не верят в его величие

Рафаэля Надаля только что в очередной раз короновали, после того, как он выиграл свой 14-й «Ролан Гаррос» и 22-й титул на турнире Большого шлема, но нашелся тот, кто это достижение великого испанца низвел до уровня читерства. Французский велогонщик Гийом Мартен заявил, что если бы в его виде спорта выступали на обезболивающих инъекциях, то это считалось бы допингом. И это далеко не первое обвинение в адрес Рафы. «МК-Спорт» рассказывает допинговую историю Надаля.

Рассказываем историю взаимоотношений Рафы с запрещенными веществами
Рафаэль Надаль. Фото: Panoramic/Keystone Press Agency/Global Look Press

Сияющая улыбка обладателя рекордного титула на «Ролан Гаррос» после победы над Каспером Руудом в финале, красивая традиционная фотосессия с трофеем на фоне Эйфелевой башни, миллиарды слов восхищения, - во всю эту бочку меда кто-то должен был капнуть дегтя. И этим человеком стал французский велогонщик Гийом Мартен.

«То, что сделал Надаль, невозможно в велоспорте. Я считаю, что это нормально: если мы заболели или получили травму, то не соревнуемся. На мой взгляд, это правильная мысль. К тому же препараты и тем более инъекции не просто обладают лечебным эффектом. Конечно, они могут положительно влиять на производительность, поэтому мне кажется, что их употребление следует сильно ограничивать. В велоспорте такие вещи уже запрещены. Но даже если бы их не запретили и кто-то прибегнул к использованию подобных средств, все бы накинулись на него, обвинили в применении допинга. Потому что у нас уже есть такая репутация. При этом Надаля хвалят за то, что он добился таких результатов, несмотря на боль. Его сделали героем, потому что он страдал от боли. Но фактически он использовал вещества, чтобы убрать боль - а это на грани допустимого. В велоспорте же чемпионов даже просто так систематически обвиняют в употреблении допинга», - цитирует Мартена L'Equipe.

У велосипедистов действительно плохая репутация — череда скандалов уже не раз ввергала этот вид спорта в допинговый кризис. Но с теннисом ситуация другая: он считается относительно чистым. Хотя в этом постоянно сомневаются, проводят расследования и обвиняют Международную теннисную федерацию в том, что они плохо работают в этой области. ITF даже увеличила размер суммы, выделяемой на борьбу с допингом на 4,5 млн долларов.

«Все знают правду о знаменитой семимесячной травме Надаля»

Мы знаем несколько имен, запачканных обвинениями в применении запрещенных веществ. Андре Агасси, Мариано Пуэрта, Мартина Хингис, Барбора Стрыкова, Даяна Ястремская, ну и, разумеется, Мария Шарапова. Кто-то отбыл дисквалификацию, кто-то сумел доказать, что препарат попал в организм случайно. Но Рафаэля Надаля на допинге не ловили никогда. Хотя обвиняли и намекали много раз.

В 2006 году испанская полиция начала знаменитую «Операцию Пуэрто» - расследование допинговых нарушений в велоспорте под руководством доктора Эуфимиано Фуэнтеса. В ходе этого расследования впервые замелькало имя совсем молодого на тот момент теннисиста, потому что когда-то Фуэнтес был его доктором. Но сотрудничество к тому времени уже было прекращено.

В 2011 году победитель «Ролан Гаррос-1983» Янник Ноа написал колонку в Le Monde, в которой говорилось, что у французских спортсменов больше нет шансов против своих испанских соперников, потому что у них «нет волшебного зелья». К этому времени Надаль выиграл уже девять турниров Большого шлема, пять из которых пришлись на Открытый чемпионат Франции.

В 2013 году бельгийский теннисист Кристоф Рохус задался вопросом, как Надаль мог доминировать на French Open-2012, а через две недели вылететь во втором круге Уимблдона от сотой ракетки мира и объявить о том, что у него обострилась травма колена, заставившая игрока пропустить вторую половину сезона.

Ответ на этот вопрос в 2016 году решила дать бывший министр спорта и здравоохранения Франции Розлин Башло-Наркен, сказавшая в интервью французскому телешоу «Le Grand 8», что все прекрасно знают, мол, знаменитая семимесячная травма Надаля была вызвана положительным допинг-тестом и желанием его скрыть. Это случилось сразу после новости о положительной пробе Шараповой на мельдоний, и интерес к допингу в теннисе всколыхнулся с новой силой.

Суд и требование опубликовать всю его историю тестирований

Реакция Рафы была бурной. Он тут же объявил, что его адвокаты готовят иск против Башло-Наркен, раздал кучу интервью о своей невиновности и написал открытое письмо в ITF с требованием опубликовать историю его допинг-тестирований.

«Я знаю, сколько раз меня проверяли на соревнованиях и вне их, — написал он. - Пожалуйста, опубликуйте всю мою информацию. Пожалуйста, предоставьте мой биологический паспорт, мою полную историю антидопингового контроля и все результаты тестов». Надаль отстаивал не только свою невиновность, но и чистоту всего вида спорта, призывая Международную федерацию тенниса также подавать судебные иски, если кто-то будет распространять подобную ложь.

В ответ ITF сообщила, что может подтвердить: «г-н Надаль ни разу не провалил тест в рамках теннисной антидопинговой программы и ни разу не был дисквалифицирован за нарушение антидопинговых правил». Экс-министр же потом оправдывалась тем, что просто повторила очень известные обвинения теннисистов Ноа и Рохуса.

При этом федерация не стала публиковать допинговые данные Надаля, но заявила, что ничто не мешает самому Рафе сделать это. За него это, правда, через несколько месяцев сделали хакеры.

Терапевтические исключения и признание

Документы, опубликованные хакерской группой, продемонстрировали, что Надаль ни разу не сдавал положительную пробу, но дважды получал терапевтическое исключение: в 2009 году на препарат бетаметазон и 2012 году на тетракозактид. Обе справки совпали с периодами, когда он лечил травмы колена и использовал стероиды в противовоспалительных целях. Оба разрешения на терапевтическое использование были подписаны доктором Международной федерации тенниса Стюартом Миллером.

Испанский игрок подтвердил журналистам, что документы подлинные. «Когда вы получаете разрешение на использование запрещенного препарата, это перестает быть незаконным. Я никогда не принимал ничего, чтобы улучшить свои спортивные результаты. Просто врачи искали способ вылечить мое колено».

Но даже после этого его не оставили в покое, и иногда кто-нибудь обязательно намекнет на допинг Надаля. В 2020 году этим человеком стал немецкий эксперт по допингу Фриц Зоргель, который в интервью Sport1 назвал теннис видом спорта, входящим в четверку лидеров по употреблению запрещенки и, в первую очередь, анаболических стероидов. На вопрос, кого же из теннисистов доктор подозревает, Зоргель ответил: «Рафаэль Надаль вызывает подозрения. Он неоднократно сталкивается с обвинениями в употреблении допинга, а также активно защищается от тех, кто обвиняет его в употреблении запрещенных веществ». Другими словами господин Зергель просто повторил все, что говорилось ранее.

«Слухи распространялись потому, что он слишком хорош»

При этом Рафа всегда очень ответственно относился к тестированиям. Фитнес-тренер Новака Джоковича Марко Паничи как-то рассказывал, что однажды Надаль плавал на лодке со своими друзьями, когда к нему неожиданно пришли допинг-офицеры, И это было вне зафиксированного окна для взятия проб, ему пришлось вернуться домой.

О боли, с которой живет испанец почти всю свою карьеру, знают все. Как и о бесконечной череде травм, преследующих его с самого начала. Он не успел еще войти даже в первую сотню рейтинга, как повредил локоть на тренировке, и выпал на целый месяц. Потом были травма лодыжки, а в том самом 2005 году, когда Надаль феерично ворвался в теннисную элиту, случился рецидив врожденных проблем со стопой, и врачи намекали на завершение едва начавшейся карьеры.

«Мне было 19 лет, я завоевал первый титул на «Ролан Гаррос», но сразу после этого врачи сказали, что врожденная травма стопы не позволит мне играть дальше. Мне было настолько больно, что приходилось тренироваться, сидя на стуле. Меня спасла стелька, которая меняла положение стопы. Однако это вызвало воспаление коленей». Надалю диагностировали «болезнь Келлера» (невоспалительные, неинфекционные расстройства роста кости в зоне окостенения ладьевидной кости предплюсны, им подвержены дети и подростки, как правило, мальчики), а постоянные физические нагрузки привели к деформации кости, она стала больше, чем должна быть, и подвержена микропереломам.

Стельки и специальная обувь помогли, но боль все равно возвращалась. Рафа довольно часто выходил из строя надолго, и сейчас самая главная тема — это та самая адская боль в стопе, из-за которой все так боятся завершения его карьеры. На «Ролан Гаррос» теннисист рассказал о том, что они с врачом использовали те самые инъекции, которые так не понравились Гийому Мартену, чтобы стопа онемела. Но играть, а главное жить так, Рафа больше не может. Поэтому говорит, что если не поможет новый способ — усыпить нервы в ноге, то ракетку он все-таки зачехлит. Хотя очень этого не хочет и обещает продолжать столько, сколько сможет.

Почему именно Надаля так часто обвиняют в допинге? Француз Жиль Симон в своей автобиографии написал: «Слухи о допинге Рафаэля Надаля распространялись только потому что он был слишком хорош. Некоторым трудно представить, что с точки зрения игры Рафаэль Надаль может быть лучше Роджера Федерера. Надаль просто никогда не вписывался в рамки».

Читайте также

Новости

Самое читаемое