ITF обвинили в жульничестве с допинг-тестами с выгодой для россиян

По антидопинговой программе Международной федерации тенниса нанесен очередной удар. Daily Mail провела расследование и обнаружила, что ITF заранее предупреждала теннисистов о внесоревновательных тестированиях и завышала число взятых проб. «МК-Спорт» удивляется, как своевременно отреагировали британцы на конфликт мирового тенниса с Уимблдоном. Тем более, что и без упоминания россиян в этой атаке на теннисный антидопинг не обошлось.

Британия нанесла ответный удар по теннису
Фото: kristen-images.com / Michael Kri/Global Look Press

«Теннис чист», - заявлял президент ITF Дэвид Хаггерти в 2016 году, когда после скандала с Марией Шараповой на организацию посыпались обвинения в том, что к тестированиям на допинг они относятся спустя рукава. Тестируют мало, плохо, да еще замалчивают положительные пробы, потому что в случае с топовыми игроками — это деньги. Обвиняли и в том, что игроки, провалившие тест на запрещенные вещества, могли просто сняться с турнира, чтобы избежать огласки.

Один из самых громких случаев — с хорватским теннисистом Марином Чиличем. В 2013 году Чилич снялся с Уимблдона из-за травмы колена. Не повезло в том, что уже спустя три дня после старта турнира Большого шлема от продолжения борьбы отказались аж 10 игроков, причем семеро именно на третий день. Это привлекло внимание к ситуации. А в сентябре выяснилось, что хорват сдал положительный тест и в итоге после апелляции был дисквалифицирован на девять месяцев. Что, правда, не помешало ему вернуться и выиграть после бана свой первый и единственный на сегодня турнира Большого шлема — US Open-2014.

После Шараповой и слива от хакерской группы Fancy Bears, в котором было показано, как много теннисистов получают терапевтические исключения, ITF пришлось отвечать на вопросы и обещать что-то делать.

Почему именно ITF, ведь теннисисты профессионалы входят в ассоциации ATP и WTA? Международная теннисная федерация заключила соглашение в 2002 году со Всемирным антидопинговым агентством, а в 2007-м взяла на себя ответственность за антидопинговые процедуры в ATP и WTA.

Еще в 2016-м глава ITF Дэвид Хаггерти объявил о том, что все допинговые случаи должны быть публичными, а в 2017-м меры по борьбе с допингом были усилены. Увеличили количество проб (это была одна из претензий, что в таком популярном виде спорта уровень тестирования сравним с менее популярными в мире) — до 8 тысяч, то есть почти в два раза по сравнению с 2016-м.

Было решено, что половина проб топ-игроков будет отправляться на долгосрочное хранение, чтобы через годы при изобретении новых методик их можно было перепроверить. Все это требовало денег, и бюджет также был увеличен в полтора раза — до 4,5 млн только в 2017 году.

Причем, в 2013 году он уже возрастал. Тогда турниры «Большого шлема», АТР и WTA-туры согласились на большие вливания: сначала о своем намерении в два раза увеличить выплаты высказались организаторы Уимблдона, а после этого и US Open заявил, что собираются вносить в антидопинговый бюджет ITF не 150 тысяч долларов, а 300 тысяч. Другие турниры «Большого шлема» тоже готовы вносить сумму, равную вкладу US Open. АТР и WTA на тот момент выплачивали ITF по 325 тысяч долларов, но тоже козыряли о готовности раскошелиться.

На какое-то время разговоры о проблемах ITF с тестированием приутихли. С января этого года антидопингом в теннисе занимается ITIA — Международное агенство за честность в теннисе. «Теннис, которому можно доверять» - с таких слов начинается главная страница сайта ITIA.

Новый удар пришелся аккурат после того, как ATP и WTA отреагировали на отстранение россиян от Уимблдона, отказав турниру в праве начислять рейтинговые очки. ITF поддержала это решение, отозвав свои очки с юниорского Уимблдона и турнира теннисистов-колясочников. И нанесла этот удар британская пресса.

Daily Mail опубликовало результаты своего расследования, в котором говорится, что ITF предупреждала теннисистов о том, что к ним вот-вот нагрянут допинг-офицеры, да еще и завышала количество тестов, считая несколько единовременно взятых проб за несколько тестирований, что неправильно.

Издание утверждает, что располагает доказательствами, как глава антидопинговой программы ITF, а в прошлом исполнительные директор UKAD (Британского антидопингового агентства) Николь Сапстед рассылала теннисистам письма с уведомлениями перед «Ролан Гаррос»-2019, перед US Open-2021 и перед турниром в Майами в этом году. «Встречи для предоставления вашего образца на биологический паспорт будут проходить с 09:00 до 18:00 каждый день (с 19 по 22 марта 2022 года)», - говорилось с сообщении Сапстед, что давало спортсменам четыре дня форы, говорится в публикации, чтобы залиться физраствором и скрыть все улики. «Во время расследования Антидопинговым агентством США систематического приема велогонщиком Лэнсом Армстронгом допинга его партнеры по команде признали, что регулярно манипулировали параметрами своей крови с помощью вливаний физраствора, когда знали, что их будут проверять на запрещенные вещества», - пишет Daily Mail.

«Это та же ошибка, какую совершали в велоспорте, когда сообщали, что будут тестировать всех спортсменов перед Тур де Франс», - цитируется в публикации бывший глава португальского антидопингового агентства Луис Орта. Дескать, и к чему это в велоспорте привело?

Согласно Кодексу WADA, все внесоревновательные тестирования должны производиться неожиданно для спортсмена в то временное окно, которое указано в системе, «за исключением оправданных обстоятельств». Но какие это должны быть обстоятельства, WADA не уточнило.

ITIA отвечает на вышеперечисленные обвинения так: они предупреждают игроков о взятии проб перед некоторыми соревнованиями, потому что это позволяет им проводить больше тестов.

«Регулярно тестируемые игроки входят в зарегистрированный пул тестирования ITF и должны указывать свое местонахождение в течение часа каждый день в году, когда они могут быть подвергнуты тестированию. Цель состоит в том, чтобы собрать данные от как можно большего числа игроков, чтобы у нас был самый широкий набор данных для работы. С точки зрения логистики имеет смысл договариваться заранее один или два раза в год, чтобы мы могли тестировать как можно больше игроков», — говорится в заявлении ITIA.

Также специалисты агентства поясняют, что тестирование на биологический паспорт проходит на постоянной основе — как с уведомлением, так и без него. И не имеет значения, знают ли игроки об этом заранее. Неблагоприятные изменения в параметрах крови покажут либо этот тест, либо тестирование во время соревнований или другие внесоревновательные. ITIA подтверждает, что игроки получали уведомления, но исключительно для тестирований на биопаспорта Просто же образцы мочи и крови брались без предварительного уведомления.

Но нарушение состояло, по мнению журналистов, не только в этом. «ITF завышала показатели тестирования, - сообщается в публикации. - Они считали каждую пробу, взятую во время индивидуального допинг-контроля, отдельным тестом. Если игрок одновременно сдает образцы крови, мочи и кровь для биологического паспорта, это считалось за три теста, а не за один».

Приводится пример российского игрока, который входит в топ-20 (если это данные на сегодня — в публикации не уточняется — то это либо Даниил Медведев, либо Андрей Рублев, либо Дарья Касаткина), которого аж в 2015 году тестировали всего три раза, а по официальным данным ITF тестов было, как минимум, семь.

Бывший президент WADA Дик Паунд считает, что таким образом ITF «вводит в заблуждение». «Я всегда с подозрением относился к федерациям, которые полагаются на количество проводимых тестов, а не на игроков с самым высоким риском. Они ищут защиты в статистике, говоря: «О, мы протестировали 1000 игроков», - говорит он.

Ни одной фамилии игроков в публикации не называется, однако в конце, помимо вышеупомянутого российского игрока из топ-20, почему-то вдруг говорится, что «согласно данным тестирования, полученным изданием, восемь российских игроков, получивших специальное разрешение на участие в Олимпийских играх 2016 года, несмотря на государственную допинговую программу в их стране, вообще не тестировались в межсезонье 2014 и 2015 годов».

На Игры в Рио поехали Андрей Кузнецов, Теймураз Габашвили, Евгений Донской, Екатерина Макарова и Елена Веснина (завоевавшие золотые медали в парах), Анастасия Павлюченкова, Дарья Касаткина и Светлана Кузнецова.

Светлана Кузнецова была ошибочно обвинена в употреблении эфедрина еще в 2005 году во время Открытого чемпионата Австралии. Потом выяснилось, что проба была взята месяц назад на выставочном турнире в Шарлеруа, который не считается официальным соревнованием, а значит, проба была взята во внесоревновательный период. Эфедрин до сих пор разрешен между соревнованиями.

Теймураз Габашивили был дисквалифицирован ITF на 20 месяцев в ноябре прошлого года. Допинг-проба 36-летнего теннисиста, сданная на «Челленджере» в Алма-Ате в середине июня, дала положительный результат на фуросемид.

Дарью Касаткину при этом в 2018 году проверяли на допинг 32 раза, а в прошлом году - 21 раз.

О британской выдающейся парной теннисистке Таре Мур, которая совсем недавно, в начале июня была дисквалифицирована за применение стероидов, в Daily Mail не упоминают.

Читайте также

Новости

Самое читаемое